Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
16:14 

Testament of Youth (2014)

TylerAsDurden
i’m drinking because i’m in south dakota// — Это сложно. Заткнуться сложно, — пояснил Хуниверс.©ФФБ
[в кино ходили в конце мая - отдельное спасибо сильверскрину, что он есть, и что шансов на кино у нас уже много больше. В общем, с тех пор черновик у меня и висит]

«Воспоминания о будущем» в русском прокате или «Заветы юности», как говорит нам IMDb — фильм, после которого я вышла в полнейшем шоковом состоянии.
Фильм основан на реальных событиях и следует одноименной автобиографической книге.

Я бы хотела отнести все оценочные суждения под кат, а потому трейлер.



в итогу, текст ниже разросся во что-то бесполезное, объемное и в основном мало относящееся непосредственно к фильму, так что под кат всё.

Начну я, пожалуй, с небольшого лирического отступления.
Хотела написать о том, что у меня самой немного странные отношения с темой любой войны. Потом поняла, что по-хорошему эти отношения не могут быть, не должны быть нормальными ни у кого.
Две основных темы, которые так или иначе пришли мне в голову, состояли вот в чем:

1. Да, мы можем с уверенностью сказать, что сейчас (и это весьма и весьма растянутое во времени сейчас), на неспадающей волне популярности в массовой культуре находится как раз тема войны, жестокости, грани гибели. Но если разница в том, на сколько проще воспринимать абсолютного, чистого врага, и как сложно отделить его от реалистичных примеров истории, как легко размыть рамки.
Война с пришельцами, с машинами, с вирусом, даже с фанатиками вроде Гидры — это тоже война. В ней много ужаса, смертей, внезапности и страха. Но вопрос мотивации, вопрос движения и порывов сводится к простоте, к оголению до отваги, верности, смелости на чистом, отрешенном уровне, потому что мало где мы возвращаемся во всем этом к теме человечности, к осознанию, к простой попытке взглянуть на другую сторону, с легкостью доводя понятие врага до абсолюта.
Яркими и контрастными примерами в этом плане могут быть «Игра Эндера» и «28 дней спустя» — примерами, оттеняющими центральные направления современной маскультуры, а значит и массовой, глобальной внутренности человеческого сознания.

И тут сразу хочется заговорить фактически о финале фильма, о сцене, когда главная героиня обращается к «толпе», к «дискуссионному клубу» с мыслью о пацифизме.
Я не вспомню цитату дословно, но она говорит что-то вроде:

— Тогда, держа за руку умирающего немецкого солдата, я держала за руку каждого из своих близких.

На этой стороне в фильме не слишком много акцентов, но все они кажутся мне своевременными и пугающими до дрожи. Эта сцена с выступлением в конце, пожалуй, даже сильнее всего. Неприятие, страх, отторжение большинства к идее о том, что и другая сторона может быть живой, может иметь чувства. И ведь здесь мы даже не говорим о второй мировой, нападающую сторону которой можно хоть как-то отнести к фанатикам.

Я не веду сейчас к мысли об оправдании насилия, агрессии, или о том, чтобы подставить другую щеку. Я просто хочу сказать, как сильно в моих глазах этот фильм всё же задевает тему страха, ужаса и эматиии, вполне конкретного сорта, без которых так просто прекратить быть человеком.


2. Что не мало повлияло на мое отношение к войне — патриотическое воспитание на государственном уровне. И знаете, как ни стараюсь, не могу понять, как же так вышло, что в моих глазах патриотизм, это любовь к своей Родине, своему дому, а значит, патриотическое воспитание должно учить любить её, знать её культуру, географию, традиции, но. Но у нас «патриотическое воспитание» не больше и не меньше, чем культ войны.
Наше патриотическое воспитание — это один урок белорусской литературы в две недели, но за то экзамен по истории одной конкретной войны в университете. Как-то так.
Мало того, если задуматься. Если на минуту представить, что ты представитель другой цивилизации, другой расы, может инопланетной. И ты, не обладая никакой иной информацией попадешь в мою страну, и тебе нужно будет сориентироваться, понять, кратко и быстро провести анализ того, что из себя представляют здешние люди, их культура, их мир.
Если ты задашься вопросом, кто эти люди, есть ли у них культ, то по количеству памятников, монументов, памятных мест, которые действительно посещают, ты поймешь, что всё это действительно легко объединить в одно целое — культ войны, культ боли, культ страха и ужаса. Почитают ли в этой стране что-нибудь, ставят ли памятники людям? Да. Тем, кто трагически погиб в одной войне. Снимают ли они кино? Да, военные драмы, об одной и той же войне.
Нет, я не считаю, что стоит забывать, что не стоит помнить о вехах истории, но я считаю история важна целиком, что о какой нации, о какой самосвядомасцi можно говорить, если по всему выходит, что народ и страна существуют меньше ста лет.
Ну да ладно. Отвлеклась.

Так вот, так и сложилось, что для меня война, особенно вторая мировая, это элемент культа, истории фанатиков, это бесчисленное число фильмов, которые, честно, я просто уже не могу смотреть.
И поэтому мне не очень-то и хотелось в принципе идти на фильм о какой бы то ни было войне. Они давно меня толком не пронимают. Но здесь, всё же, что-то пошло не так.

Что-то пошло не так, и я вообще не помню, когда я столько ревела навзрыд от фильма. Ревела, боялась и никак не могла успокоиться.

Если этот фильм и нельзя назвать таким уж особенным и гениальным, то абсолютно точно я могу сказать, что он нашел свою аудиторию во мне. За счет конструкции (от светлого к темному и нигде не передержано).

За счет того, до какой степени искренними показались мне все персонажи. Все до единого - очень живые, настоящие. И когда я говорю все до единого, я имею ввиду, что и каждый побочный, каждый второстепенный персонаж был прекрасен.
Из второстепенных, пожалуй, больше всего меня впечатлила героиня Хейли Этвелл. Одной только своей улыбкой пугающая до костей.

Что ещё важно — это фильм не про плохих людей. Я вообще не могу вспомнить ни одного персонажа, которого бы честно могла назвать плохим человеком. Кто-то сильнее, кто-то слабее и немного жалок, но все они, не плохие, а кое-кто и хорошие люди. И, может быть, именно от этого фильм воспринимать ещё страшнее.

В общем и целом, каждый актер среди главных героев был мне знаком по другим ролям. Меньше всего могу сказать про глав героиню, с которой смотрела только бездарнейшего «Седьмого сына», но и Эджертон, и Кит Харингтон, и Колин Морган удивили меня в очень хорошем смысле. Оказались сильнее, глубже, ярче, чем я могла предположить. По прошествии времени, отдельно мне бы хотелось сказать о том, как отыграна Харингтом одна конкретная сцена — разговор на пляже, в момент, когда его герой приезжает в увольнительную. Отвратительно, больно, страшно и очень по-настоящему.

Я не знаю, что именно стало тем самым триггером, заставившим меня так глубоко прочувствовать этот фильм, но что бы там ни было, я этому рада. Я испугалась, поплакалась, очень много думала о своей реальности, о войне, которая не где-то там, которая близко, с твоими близкими и друзьями, которая всегда невовремя, всегда внезапно, и больше, чем с кем-либо, случается с молодыми.

Хорошо, что войны заканчиваются.

Фильм к просмотру рекомендую.

@темы: эти британцы, про кино, под грифом "flamme", на петропавловской крепости загорались люди в купальниках

URL
Комментарии
2015-07-09 в 00:41 

fealin
поршень мейнстрима || There are only two tragedies in life: one is not getting what one wants, and the other is getting it (с)
TylerAsDurden, я поняла, что хотела сказать про культ войны: на самом деле, я откровенно считаю, что истории Беларуси, именно как страны, около ста лет (простите, но ВКЛ и иже с ним, это иное, не будем развивать, это махровое имхо), и вторая мировая - самое значимое, глобальное, глубокое событие в этой истории.

   

урбанизация проходит успешно

главная